Я с тобой смотрел мультик хентай

Я вот о чем подумал, чтобы подвести хотя бы какую-то осмысленную теорию для этого поста. Жизнь, конечно, останавливается. В какой-то момент, понимаешь, что уже не так хочется узнавать что-то новое. Потому что на хуй не нужно. И новому ты тоже на хуй не нужен. Так и скользим не соприкасаясь. Тут, по сути, и есть смерть. И вот, что самое интересное. Скажем, например, за Брамсом, Шейвер, потом Хизаки, потом… И так далее. Хентай, Королевство, Ромеро. Все это во мне есть. Во мне. Но, бля, мне в своем возрасте, и поговорить то не кем с кем-то не то что в своем возрасте, но вообще ни в каком возрасте. Это ужасный тупик в определенном смысле. Но если все это есть рядом, то можно обсуждать уже с самим с собой.

Обычные разноцветные полоски

Рассыпающиеся хвосты искрящихся комет… Наверное, можно было начать. Так. Или иначе. Волшебно. Из чудесной сказки, которой нет, все так. Иначе. Еще как-нибудь. Я их видел на протяжении лет 20. Муж и жена. Потом они начали пить. Это становилось все заметнее. Крики из квартиры. Вид, когда понятно, что человек пьет. Она ходила со смешной собакой. Или он. Он работал не знаю где. Она работала кассиром в продовольственных магазинах. В одном из них и умерла прямо на рабочем месте. Он быстро продал квартиру и уехал. Все. Пиздец. Не понимаю, почему меня печалит этот случай. Блядь, я мог бы написать по этому поводу рассказ. Красивый. Про пиздец. Про умирание. Про жизнь. Про безысходность.
- Какого хуя ты так печально смотришь на жизнь?
Я смотрю очень радостно. Хуй знает, как я сдохну. И рассказ, который я мог бы написать про свою ебучую жизнь, был бы не менее прекрасен. Причем, это была бы не проза предположений, а проза реальности. Я могу только представить. Как они жили? Как живу я? В этом странном мониторном взгляде меня на вас. За буквочками, за пробелами. Вы видите предположительный мой мир. Реальный - … . Сегодня… На пачке чая мне улыбается носорог. Скрипит снег под ногами. У светофора так охуительно размышлять. Руки мерзнут. Куртку продувает насквозь. Внутри на ней радуга. Обычные разноцветные полоски. Радуга. Как-то я писал про то, как в больничном складе ждет людей их одежда. Наверное, тогда я сделал вывод не менее охуительный, чем нынешний.

Что ты знаешь обо мне?

Прокуренная реальность усталой руки на кромке мира. Уголок стола. А ниже. Ниже – полет. Крошки падали. Я знаю. Видел. Откровение зефира – ниспадающая пелена. Сладковатый вкус. Помни. Что ты знаешь обо мне?
Прикосновение к жопе – вызывает ниспадающий занавес. К своей чужой. Где здесь… Первая в жизни. Чужая. Ужа знакомая своя в череде туалетов. Квартиры, вокзалов, кустов. Пахнущая говном рука – дорога. Сомнительная. Какая есть. Дорога. Значит – живой. Без этого запаха. Больничная палата и он далеко. Пусть рядом. Не дотянуться. В улыбке губ – звучит усмешка.
Сюжет – облепляя себя снежинками. Вечная тема смерти. Не тает. Нет. Тает. От тепла наших тел, наших губ. Что в усмешке. Отлюбили.
От пролога до эпилога – эфемизм – жизнь. Акты…
Чудесная история человека, ставшего трансвеститом. Не потому ли отвергают тех, кто не похож. Уходит. Меняя пол на закате. А иначе нельзя. Легкая
Кусочки бумаги у мусорного контейнера – рассыпавшийся бумажный человечек.
иллюзорного мира.

Смерти

Оказывается, умер Том Петти. Стал музыку слушать, он попался. Гляжу, давно альбомов нет. Зашел в википедию узнать, что поделывает.
Умер Олег Михайлов. Зашел, что-то про Сергея Чудакова почитать. Тут Олега Михайлова увидел. Оказывается, заживо сгорел.

И раньше такое показывали

Смотрю сейчас и дивлюсь. Раньше такое показывали на центральных каналах. Сейчас даже близко подобное представить невозможно. Нет, я понимаю, что и сейчас создатели клипов и песен, явно не в уме. Но тогда это было как-то круче. Фиг знает... То ли раньше все лучше, чем сейчас. Хотя и сейчас, наверное, нечто есть. Я в задумчивости.





Это моя тень

Выбрался вчера вечером на улицу. Тут же какой-то человек из машины вышел. Ну, из тех, кто вроде как должен «Герои истины» типа, ан нет. И говорит:
- Братан, можно тебя на минуточку.
Не, я понимаю, встретились бы в другом месте. Так, конечно, братан. А так, какой ты мне братан. Головой помотал я и дальше пошел. Не иначе, пилу какую будут предлагать и перфоратор. Обратно иду, он опять из машины, сел на скамейку и на иностранном языке говорит. Их вера также скучна и примитивна, как наша. Между этим событиями сфотографировал себя. Получилась - урна.

Рекомендую прочитать эти воспоминания

Совершенно ясно, какие именно воспоминания я читал, но так как в условиях демократии… Обалденно. Обыденная жизнь. Так жили, так сражались, без примитивных литературных украшательств.
         
https://frontstory.ru

В общем не знаю, чего я и сказать хочу.

Стал замечать, что народ перед мной выходящий из магазина, стал мне двери придерживать. Это, блядь, знак. Видать, на их взгляд, двери я не могу уже самостоятельно открыть и этой ебучей дверью меня прихлопнет. В одном учреждении меня спросили, как меня зовут. Я назвал имя. Тогда про отчество спросили. Тут я ступор впал, так как вследствие его ненадобности в повседневной жизни, я его забыл. Посмотрели на меня как на полоумного, но я все-таки сообразил и сообщил. Вообще, стал замечать пиздец какую консервативность людей, выраженную в том, что для каждого возраста надо вести себя соответственно. Или даже не знаю… Я не замечаю людей своего возраста, кто в наушниках идет или там на скамейке сидит, смартфон разглядывает. В общем не знаю, чего я и сказать хочу.